Миссия H24: Как заставить поклонников автоспорта полюбить водород?

«В гонках – будущее». Под этим девизом Западный автоклуб АCО ежегодно проводит «24 часа Ле-Мана». С момента своего появления в 1923 году, эта гонка на выносливость остается стандартом испытаний, исследовательской лабораторией и катализатором поиска новых решений в автомобилестроении.

Отвечая на современные экологические вызовы, ACO при поддержке своих партнеров, которые разделяют те же ценности, сейчас работает над такими техническими решениями, которые позволили бы свести к нулю вредные выбросы в атмосферу и максимально снизить выделение оксидов углерода.

Водород является технологией будущего

Начиная с сентября 2018 года, ACO и компания Green GT развивают проект Миссия H24, который позволит привнести водород в гонки. Цель четко определена: создание категории электрических гоночных машин на водородных топливных элементах в «24 часах Ле-Мана» в 2024 году.

Это сложный вызов. Вопрос заключается в разработке самой технологии, создании правил, определения того, как водород в первое время будет присутствовать в соревнованиях. Речь идет о спортивном и техническом регламентах, безопасности, инфраструктуре автодромов, систем заправок и многим другом, что сейчас рассматривается рабочей группой, которая уже несколько месяцев проводит регулярные встречи на тему водорода в гонках.

Total Mission H24

Foto: Total

В эту группу, созданную ACO, входят представители ведущих мировых автопроизводителей, чьи имена пока не называются. Кроме того, в ней участвуют представители от автоспорта и транспортные компании, а также специалисты по водороду. Это разработчики гоночных машин и использующие их команды. Участвуют в работе и крупнейшие производители оборудования, способные благодаря своим исследовательским возможностям предложить уникальные решения. Таковым является и группа Total, которая вкладывает значительные инвестиции в поиск решений для создания инфраструктуры, обеспечивающей транзит источников энергии. У всех общая цель: успеть создать водородную категорию в «Ле-Мане» к 2024 году, где созданные автопроизвоодителями машины смогут сразиться с автомобилями других категорий.

Водородный, но но также и электрический!

Перед тем, как в 2024 году водородные прототипы выйдут на старт «Ле-Мана», предстоит пройти удивительный путь. Для это необходимо сделать несколько трудных шагов. В первую очередь надо определиться с окончательными спецификациями прототипа LMPH2G. Это образец технологий, который уже можно было увидеть на старте «24 часов Ле-Мана» 2019 года, где он проехал демонстрационный круг. Сейчас команда H24Racing под управлением Жана-Мишеля Буреше переделывает этот прототип в гоночный автомобиль, который должен выйти на старт Кубка Michelin Mans в конце текущего года.

Использование водорода в гонках потребует также нового оборудования, его доставку, хранение и выполнение требований по безопасности. Чиновники и производители должны договориться о таких решениях, которые бы потом могли быть использованы гораздо шире в ежедневном режиме на дорогах Франции всей Европы.

Total Mission H24

Foto: Total

Кроме того, перед лидерами проекта стоят и образовательные, и даже воспитательные задачи. Миссия заключается в том, чтобы объяснить, как эта технология могла бы работать в ежедневном режиме и чем она отличается от других видов транспортных решений без ДВС, таких как электромобили с аккумуляторами.

Энтузиасты автоспорта относятся к нему со страстью, но они также способны и к чувствительной критике. Потому, для них важно донести понятные мысли.
«Я думаю, что водород очень сильно отличается от технологии электромобилей, так как с электромобилями люди уже сталкивались в прошлом и знают, что это такое. Слово «водородомобиль» ни о чем им не говорит», – считает Ромен Обри, технический директор гоночной программы Total и представитель компании в Миссии H24.

«В действительности, водородомобиль также электрический. Об этом часто забывают, но это так. В нем не сжигается водород, он используется в топливных ячейках. Это сочетание двух технологий, различие которых важно объяснить людям. Например, автомобиль BMW Hydrogen 7, представленный некоторое время назад, был оснащен традиционным двигателем внутреннего сгорания, котором водород в газообразном состоянии использовался в качестве топлива. Однако в нашем случае водород используется для использования в топливных элементах, где генерируется электричество», – объясняет Обри.

«Проще говоря, словосочетание «топливный элемент» не совсем отражает суть технологии», – улыбается Бернар Никло, технический специалист Миссии H24 и бывший технический директор FIA. – «Создается впечатление, что там внутри что-то сгорает, но это не так. Там просто вырабатывается электричество. Которое потом используется для питания электромоторов, как это делается в любом электрокаре».

Так чем порадовать поклонников автоспорта?

Существует проблема звука: какой шум будут издавать эти машины и будут ли вообще?

«А будет ли следующему поколению болельщиков, которые появятся через 20 лет, нужен сильный шум? Гибридные гоночные автомобили Toyota уже сейчас практически бесшумны, но я как-то не замечал, чтобы это кого-то смущало», – отвечает на сомнения критиков Обри.

Total Mission H24

Foto: Total

«Конечно по уровню шума новые машины будут несравнимы с автомобилями, в которых используется ДВС», – подтверждает Никло. – «Но там будет использоваться нагнетатель воздуха, который работает на очень высоких оборотах, так что звук, похожий на шум от турбины, все равно будет. А дальше можно рассмотреть любые варианты».

Пригодится, по словам Никло, и опыт принятия поклонниками автоспорта Формулы Е, где положительную роль сыграл футуристичный вид машин: «Да-да, мы тоже хотим что-то футуристичное».

Проблема согласования с проверенными традиционными технологиями

Однако в отличие от электрических формульных серий, прототипам на водороде предстоит сражаться с на трассе с машинами из других гоночных категорий. Это прямой вызов молодой технологии со стороны машин класса GT с двигателями внутреннего сгорания, а также со стороны гибридных прототипов.

«В отличие от моносерии, необходимо, чтобы эти водородные машины были сравнимы с другими типами автомобилей. В Формуле Е болиды сражаются друг с другом. А наши будут сражаться с бензиновыми аналогами. И это существенная разница», – признает Обри. – «Мы делаем что-то очень показательное для новой технологии. Наше преимущество в том, что начав с самого начала у нас есть большое пространство для маневров. А плохие новости заключаются в том, что будучи новой, эта технология подвержена детским болезням. Поэтому наши первые выезды преследуют исследовательские цели».

«Президент ACO Пьер Филлон требует машину, которая будет способна побеждать. И это правда очень амбициозная цель. Наша задача заключается в том, чтобы сделать машину способной сражаться в своей категории в конце этого года и в абсолюте в 2024 году», – сказал Никло.

Total Mission H24

Foto: Total

Проведение гонок с водородными прототипами также требует переговоров и работы с автодромами, которые должны будут сделать необходимую адаптацию.

«Необходимо строительство инфраструктуры, – продолжает Никло. – Мы уже ведем переговоры с трассами, многие из них думают на этот счет. Надо уже начинать обсуждать контракты, так как нам нужен полный календарь для чемпионата. Есть трассы, которым сейчас очень тяжело. Например, им запрещено превышать уровень шума в 80 децибел чаще трех дней в году. Иными словами, у них есть только три дня на гонки с машинами с ДВС, а остальное время им остается только устраивать состязания чего-то электрического.

Для этого надо менять инфраструктуру. Обеспечивать возможности для сверхбыстрой зарядки или переходить на новые технологии. Им есть над чем думать».

Логистика, оборудование, системы контроля качества, сертификационные испытания – все это необходимо сделать совершенно отличными от того, что Total уже использует в различных традиционных гоночных сериях.

Источник: ru.motorsport.com

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.